Jump to content

Мысли вслух

  • entries
    3
  • comments
    17
  • views
    876

Жить!!!

novel

1,213 views

 Реально в городе из 450 тысяч оставалось тысяч сто. В памяти то и дело всплывают картинки лета 2014...Как вспышки, хотя нервная система всячески их отгоняет и пытается избавится...Самосохранение...
Идешь по ул.Оборонной после 14.00 - в промежутке между обстрелами, а в радиусе 2 км от тебя может быть, что никого. Так безлюдно. Маршрутки по городу летают только до 13-14, потом только пешком, или за сумасшедшую цену в 2000% наценки на такси, если попадется и очень надо.Только своры домашних животных. Но они не бросаются. Персидские коты, шотландские, бульдоги и доберманы, колли и кавказцы. Добрые, как котята. И голодные, с какими-то по-человечьи грустными глазами, брошенные. Но оставшиеся в городе люди кормили животных какими-то варевами. Из того, что можно было купить и не портилось. Холодильники-то на стопе.


Еда. С 2014 я не ем мясо, есть плюсы - без него мне лучше. Сохранять его не представлялось мне возможным (хотя соседи как-то выходили из положения - консервировали, коптили). Утром макароны - немного, чтобы не испортились. Днем картошка, каждый день свежая. Или постный суп, тоже две порции, вечером гречка или пшеничная. Благо лето - овощи можно купить на стихийных рыночках (на свою дачу мы не совались, там летело с аэропорта),ели салаты с растительным маслом. Хлеб какой удалось купить, остояв очередь. Хлеб штучный товар - очередь движется быстро. В начале августа захотелось творога - вот "вынь да положь", до этого я не рисковала делать вылазки  за продуктами (привозила их из Алчевска - что не портилось). Отстояла три часа в очереди за молочкой под обстрелами. Очередь то и дело коллективно падала-приседала. Хватило впечатлений под обстрелами на открытом пространстве, где не спрячешься. Купила творога, и поллитра молока.  Творог ела и на следующий день - кислым, молоко муж выпил сразу. Кислый творог оказывается тоже можно есть, а нелюбимое молоко кажется райским напитком))) Мужу точно не хватало такого рациона, работая, на выходные в Артемовск  к детям- не мог наесться. Но это хорошо, что были какие-то сбережения. Деньги на продукты. Экономили, растягивали, понимая, что работы нет, зарплату не платят, пенсии не платят. Ничего толком не работает, финансовые учреждения тем более. А сколько это продлится - никто не понимает. Дети с мамой в Артемовске - их надо кормить. Мы - в Луганске тоже должны есть, муж - ходит на работу и с работы пешком, сил больше уходит.


Вода. Пережив нехватку воды, как же начинаешь ценить это благо. Привозили из Артемовска, когда ездили, муж несет четыре баклашки, я -две. До станции Кипучая идти два километра, но несем. Перспектива бегать за машиной с водой по городу или стоять в очереди 4 часа - еще то "удовольствие". Муж приносит две баклашки с работы - там разрешают набирать со скважины, но идти три километра. В какой-то момент отменяют дизель в Алчевск - пути повреждены. До работы не дойти - там сильно обстреливают. Надо где-то брать воду. Муж берет тележку - нагружает бутылками, всего 10 баклашек 5 л, привязал. Остаюсь дома - готовить еду. Пошел. До ближайшей колонки 2 километра. Ушел. Вокруг летит, разрывы снярядов. Сижу в ванной. Час.Два.Три.Его еще нет. Три часа три минуты, три часа десять минут. Время, кажется, резиновое. Четыре с половиной часа - пришел. Живой.
В тот момент, когда привезли детей в город воды потребовалось больше. Необходимость походов к колонке на четыре часа под обстрелами участилась. Муж на работе. Слышу грузовик где-то едет. Ведь на улице очень тихо - слышимость повысилась из-за контроля свиста снарядов. Водовоз проезжает мимо дома. Я в чем была - халат, который чистым не назовешь, вылетаю - в руке 8 бутылок - сколько схватила. Бегу в сторону, куда водовоз поехал. Со мной еще человек двадцать с соседних домов. Такие же растрепанные, в трениках и халатах, с баклашками. Догнали, я четвертая в очереди. Со всех сторон бегут люди. Очередь растет молниеносно. И тут ополченец с автоматом - водовозчик говорит, что даст только по две баклашки в руки, т.е. 10 литров на человека. Я пытаюсь объяснить, что у меня дома дети маленькие, в его глазах сочувствие, но отказывает. Мозг работает лихорадочно. Нужна вода! Бегу в конец очереди - занимаю снова, прошу людей принять меня, когда вернусь. Или ты уходишь, или стоишь как и все. Вода нужна всем. Никто не может предсказать, когда водовоз приедет в следующий раз. Бегу обратно с этими 10 литрами домой. Бросаю бутылки. Дети в трусах (очень жарко дома), обуваются скорее. Бежим обратно - в руках шесть баклашек. Успела. За три человеа до моей очереди. Смотрю такие же чьи-то дети в трусах после нас в очереди. Такая же мама - взмыленная, уставшая, в халате и с баклашками. Ополченец запомнил - извинился, говорит, есть приказ только по две бутылки в руки, чтобы большим хватило. Набрали 6 баклашек. Даю 2 бутылки детям, сама беру четыре. 20 литров, но не думаешь о тяжести, руки-то привыкли. Вода есть!


Взаимопомощь и взаимоподдержка. Город зрительно как будто вымирал после 14.00, по центральным улицам, но стоило зайти в какой-нибудь двор - там сидят люди на скамейках, и там, и там, везде одна и та же картина. Оставшиеся люди сплотились, помогали друг другу, и водой, и продуктами, и помощью в устранении последствии обстрелов, и в похоронах соседей. У нас в подъезде две бабушки не пережили обстрелов - дети их выехали,а они остались. Сообщить успели не всем. Хоронили двором. В домах, где электроплиты людям повезло еще меньше, чем нам - готовили на кострах во дворах на самодельных печках и приспособленных мангалах. Но у всех как будто аккумулировались силы организма, стойкость, человечность. Все жили надеждой, ожиданием, устали, недосыпали, но крепились.
Сон. Человек должен спать, это известо всем. Тома об этом написаны. Но как спать, когда вокруг стреляют. На этут тему не написано ни одной методички, ни одного учебника. А спать надо, ведь можно окончательно сойти с ума, от происходящего и от хронического недосыпа, а еще и на работу надо идти. Лето, жара, а окна закрыты. через стеклопакеты, хоть не так слышно взрывы и можно хоть вздремнуть между обстрелами, которые часто имели какое-то расписание. Шторы плотно задернуты - не видеть зарев от обстрелов и не бегать от окна к окну - пытаясь определить дальность и масштаб бедствия. Ночью надо включить апатию и безразличность. Ведь сложно предугадать, сколько обстрелов принесет день. Дети спали в ванне - постель была принесена туда. Я сидела на крышке унитаза и спала сидя, муж скрючился сидя на полу на одеяле. Тот еще комфорт))) Ведь ванная самое безопасное место в квартире. Это мантра, ее надо повторять, чтобы не было так страшно. После подписания перемирия в сентябре 2014, обстрелы стали удаляться, и становиться реже, но не прекратились совсем. Первые полгода нам всем снилась война, мы все просыпались от воспоминаний, подкидываемых нашим подсознанием во время сна, вскрикивая, размахивая руками, пытаясь убежать, затихая от мысли, что это уже всего лишь кошмарный сон. Потом такие сны становились все реже и реже...

 

Новости. Нам повезло больше - мы могли смотреть российские новости, и читать укросайты, когда были в Артемовске. Не думала, что можно столько плакать, узнавая новости о родном городе, или погибших совершенно не знакомых людях. Я записалась в библиотеку в Алчевске, спасибо сотрудницам - пошли мне навстречу,  дали доступ к компьютеру и интернету. Почта и личка в соцсетях была завалена вопросами от тех, кто уехал. О пожилых родных, которых бросили ( я использую только это слово), о квартирах, о домах ( не попали ли снаряды в их дома), об обстановке в городе. Старалась отвечать, в первую очередь тем, кто уехал в Россию, украина и мои знакомые, ее поддерживающие, для меня перестали существовать. Навсегда.


Жизнь разделилась на "До" и "После" ... Продолжение следует...



4 Comments


Recommended Comments

Вячеслав Т.

Posted

novel, Вы были в Алчевске. Если можете, напишите что-нибудь об Алексее Мозговом. 

Share this comment


Link to comment

В начале войны водоводы перебивались по несколько раз в день и конечно не ремонтировались. А как? Стреляют ведь, даже сейчас, спустя 5 лет, 1000е договоренности, могут легко обстрелять ремонтную бригаду. Помню как бригаду стахановских ремонтников расстреляли при восстановлении опоры лэп. 

Воды не было месяцами. Люди живущие на этажах, бедные люди. канализация застаивалась,засорялась,воняла. Вонь стояла дикая. Лифты не работают,если удавалось раздобыть воду,все носилось ногами. Особенно жалко стариков,помогали как могли. Спустя какое-то время у нас в городе набурили скважин в каждом районе, где-то поставили огромные бочки. Это хоть как-то но спасало.

У нас в частном районе спасались соседями со скважинами. Люди просто выкидывали шланги за забор и любой,кому нужна была вода, мог ее набрать, сколько угодно, бесплатно.

Когда случились первые перебои с водой в городе, мы с друзьями откопали прицеп у какого-то дедушки, я снял свой бак для воды на 1000 л и поставили мы его на прицеп. Затем набирали его, и так развозили воду. Вода чистая питьевая. Иногда люди благодарили нас кто чем мог, мы это переводили в газ, и снова ехали развозить.

Беда и горести обьеденяют людей. Мы тогда собирались вечерами на улице, сносили лавки и сидели, слушали,смотрели. Забыв все споры и обиды,говорили, обсуждали последние новости. Мы сплотились. Это очень помогало в то время. Помогали беженцам, кто чем мог,они прибывали с передовой. Считай, мы тогда были в окружении.

Первый год был очень тяжелым, он испытывал нас, вынесем, сможем ли. А мы вынесли,смогли. С нами Бог.

 

Share this comment


Link to comment

Без слез прочитать невозможно... :cry:

Share this comment


Link to comment

Бедные люди!...Сколько же вам досталось! Действительно, без слёз читать невозможно. 

Share this comment


Link to comment

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
×
×
  • Create New...