Перейти к содержанию

Переезжайте с «Арелайн»! Организация перевозки домашних вещей. Из Казахстана, Белоруссии и по всей России!

  • записи
    2
  • комментариев
    15
  • просмотр
    201

О блоге

О прошлом, настоящем и будущем.

Записи в этом блоге

 

Жить!!!

Реально в городе из 450 тысяч оставалось тысяч сто. В памяти то и дело всплывают картинки лета 2014...Как вспышки, хотя нервная система всячески их отгоняет и пытается избавится...Самосохранение...
Идешь по ул.Оборонной после 14.00 - в промежутке между обстрелами, а в радиусе 2 км от тебя может быть, что никого. Так безлюдно. Маршрутки по городу летают только до 13-14, потом только пешком, или за сумасшедшую цену в 2000% наценки на такси, если попадется и очень надо.Только своры домашних животных. Но они не бросаются. Персидские коты, шотландские, бульдоги и доберманы, колли и кавказцы. Добрые, как котята. И голодные, с какими-то по-человечьи грустными глазами, брошенные. Но оставшиеся в городе люди кормили животных какими-то варевами. Из того, что можно было купить и не портилось. Холодильники-то на стопе.
Еда. С 2014 я не ем мясо, есть плюсы - без него мне лучше. Сохранять его не представлялось мне возможным (хотя соседи как-то выходили из положения - консервировали, коптили). Утром макароны - немного, чтобы не испортились. Днем картошка, каждый день свежая. Или постный суп, тоже две порции, вечером гречка или пшеничная. Благо лето - овощи можно купить на стихийных рыночках (на свою дачу мы не совались, там летело с аэропорта),ели салаты с растительным маслом. Хлеб какой удалось купить, остояв очередь. Хлеб штучный товар - очередь движется быстро. В начале августа захотелось творога - вот "вынь да положь", до этого я не рисковала делать вылазки  за продуктами (привозила их из Алчевска - что не портилось). Отстояла три часа в очереди за молочкой под обстрелами. Очередь то и дело коллективно падала-приседала. Хватило впечатлений под обстрелами на открытом пространстве, где не спрячешься. Купила творога, и поллитра молока.  Творог ела и на следующий день - кислым, молоко муж выпил сразу. Кислый творог оказывается тоже можно есть, а нелюбимое молоко кажется райским напитком))) Мужу точно не хватало такого рациона, работая, на выходные в Артемовск  к детям- не мог наесться. Но это хорошо, что были какие-то сбережения. Деньги на продукты. Экономили, растягивали, понимая, что работы нет, зарплату не платят, пенсии не платят. Ничего толком не работает, финансовые учреждения тем более. А сколько это продлится - никто не понимает. Дети с мамой в Артемовске - их надо кормить. Мы - в Луганске тоже должны есть, муж - ходит на работу и с работы пешком, сил больше уходит.
Вода. Пережив нехватку воды, как же начинаешь ценить это благо. Привозили из Артемовска, когда ездили, муж несет четыре баклашки, я -две. До станции Кипучая идти два километра, но несем. Перспектива бегать за машиной с водой по городу или стоять в очереди 4 часа - еще то "удовольствие". Муж приносит две баклашки с работы - там разрешают набирать со скважины, но идти три километра. В какой-то момент отменяют дизель в Алчевск - пути повреждены. До работы не дойти - там сильно обстреливают. Надо где-то брать воду. Муж берет тележку - нагружает бутылками, всего 10 баклашек 5 л, привязал. Остаюсь дома - готовить еду. Пошел. До ближайшей колонки 2 километра. Ушел. Вокруг летит, разрывы снярядов. Сижу в ванной. Час.Два.Три.Его еще нет. Три часа три минуты, три часа десять минут. Время, кажется, резиновое. Четыре с половиной часа - пришел. Живой.
В тот момент, когда привезли детей в город воды потребовалось больше. Необходимость походов к колонке на четыре часа под обстрелами участилась. Муж на работе. Слышу грузовик где-то едет. Ведь на улице очень тихо - слышимость повысилась из-за контроля свиста снарядов. Водовоз проезжает мимо дома. Я в чем была - халат, который чистым не назовешь, вылетаю - в руке 8 бутылок - сколько схватила. Бегу в сторону, куда водовоз поехал. Со мной еще человек двадцать с соседних домов. Такие же растрепанные, в трениках и халатах, с баклашками. Догнали, я четвертая в очереди. Со всех сторон бегут люди. Очередь растет молниеносно. И тут ополченец с автоматом - водовозчик говорит, что даст только по две баклашки в руки, т.е. 10 литров на человека. Я пытаюсь объяснить, что у меня дома дети маленькие, в его глазах сочувствие, но отказывает. Мозг работает лихорадочно. Нужна вода! Бегу в конец очереди - занимаю снова, прошу людей принять меня, когда вернусь. Или ты уходишь, или стоишь как и все. Вода нужна всем. Никто не может предсказать, когда водовоз приедет в следующий раз. Бегу обратно с этими 10 литрами домой. Бросаю бутылки. Дети в трусах (очень жарко дома), обуваются скорее. Бежим обратно - в руках шесть баклашек. Успела. За три человеа до моей очереди. Смотрю такие же чьи-то дети в трусах после нас в очереди. Такая же мама - взмыленная, уставшая, в халате и с баклашками. Ополченец запомнил - извинился, говорит, есть приказ только по две бутылки в руки, чтобы большим хватило. Набрали 6 баклашек. Даю 2 бутылки детям, сама беру четыре. 20 литров, но не думаешь о тяжести, руки-то привыкли. Вода есть!
Взаимопомощь и взаимоподдержка. Город зрительно как будто вымирал после 14.00, по центральным улицам, но стоило зайти в какой-нибудь двор - там сидят люди на скамейках, и там, и там, везде одна и та же картина. Оставшиеся люди сплотились, помогали друг другу, и водой, и продуктами, и помощью в устранении последствии обстрелов, и в похоронах соседей. У нас в подъезде две бабушки не пережили обстрелов - дети их выехали,а они остались. Сообщить успели не всем. Хоронили двором. В домах, где электроплиты людям повезло еще меньше, чем нам - готовили на кострах во дворах на самодельных печках и приспособленных мангалах. Но у всех как будто аккумулировались силы организма, стойкость, человечность. Все жили надеждой, ожиданием, устали, недосыпали, но крепились.
Сон. Человек должен спать, это известо всем. Тома об этом написаны. Но как спать, когда вокруг стреляют. На этут тему не написано ни одной методички, ни одного учебника. А спать надо, ведь можно окончательно сойти с ума, от происходящего и от хронического недосыпа, а еще и на работу надо идти. Лето, жара, а окна закрыты. через стеклопакеты, хоть не так слышно взрывы и можно хоть вздремнуть между обстрелами, которые часто имели какое-то расписание. Шторы плотно задернуты - не видеть зарев от обстрелов и не бегать от окна к окну - пытаясь определить дальность и масштаб бедствия. Ночью надо включить апатию и безразличность. Ведь сложно предугадать, сколько обстрелов принесет день. Дети спали в ванне - постель была принесена туда. Я сидела на крышке унитаза и спала сидя, муж скрючился сидя на полу на одеяле. Тот еще комфорт))) Ведь ванная самое безопасное место в квартире. Это мантра, ее надо повторять, чтобы не было так страшно. После подписания перемирия в сентябре 2014, обстрелы стали удаляться, и становиться реже, но не прекратились совсем. Первые полгода нам всем снилась война, мы все просыпались от воспоминаний, подкидываемых нашим подсознанием во время сна, вскрикивая, размахивая руками, пытаясь убежать, затихая от мысли, что это уже всего лишь кошмарный сон. Потом такие сны становились все реже и реже...   Новости. Нам повезло больше - мы могли смотреть российские новости, и читать укросайты, когда были в Артемовске. Не думала, что можно столько плакать, узнавая новости о родном городе, или погибших совершенно не знакомых людях. Я записалась в библиотеку в Алчевске, спасибо сотрудницам - пошли мне навстречу,  дали доступ к компьютеру и интернету. Почта и личка в соцсетях была завалена вопросами от тех, кто уехал. О пожилых родных, которых бросили ( я использую только это слово), о квартирах, о домах ( не попали ли снаряды в их дома), об обстановке в городе. Старалась отвечать, в первую очередь тем, кто уехал в Россию, украина и мои знакомые, ее поддерживающие, для меня перестали существовать. Навсегда.
Жизнь разделилась на "До" и "После" ... Продолжение следует...

novel

novel

 

О чем не забыть никогда...!

Какой майдан, какие дети?!Европа?! У меня ремонт!!! И завтра на работу...
Примерно такие возгласы кружились в голове в конце 2013-го года. Мы жили, беспечно радовались, планировали, не думая, что скоро будет...что это вообще возможно. Градообразующее предприятие, заказы от России, стабильная работа, зарплата, сплоченный коллектив, был... И начал раскалываться на два лагеря, когда начались всем известные события в Киеве. Весна 2014. Звонит мама говорит нужно ехать в командировку в Киев в Минобраз, документы оформлять (стандартная процедура при украине была). Поехала. Я чуть не поседела, пока она ездила. Но еще же Едына Краиина. Приехала - в тихом шоке, показала фотографии, говорит, передвигались как тени, чтобы никто не узнал, что из Луганска.
Едыной уже не было, но все еще верили. 2 Мая 2014 - Одесса. 2 июня - ОГА Луганска. Все еще верят, что Едына, хотя мысли о произошедшем вообще не помещаются в голове. Спорят на работе (еще работаем, но уже страшно), до хрипоты, за Россию, за украину, но верят.У меня ж путевка на море от предприятия, жизнь продолжается, автобусы, коллеги, их дети, впереди долгожданный отдых. Все еще верили, что Едына. А когда своими глазами, увидели украинских военных в Донецкой области, направлявших оружие на наши автобусы и проверявших документы, как будто мы преступники, мы стали "трезветь". Запорожская область, Приморск, Азов, дети резвятся, взрослые напряженно у телевизоров. 2 июля - Станица луганская. Что же будет 2 августа?..Этот вопрос не отпускает. 5 июля - страшно возвращаться, но мысли не вернуться у нас не было. Хотя половина наших коллег разъехались по родственникам, отказавшись с нами ехать обратно. Вернулись. Тревожно. Нет. Страшно. 6 июля - день рождения сына. Пошли в ТЦ Аврора за машинкой.
Еще все работает, банкоматы, магазины, терминалы, банки, хотя истерия уже началась давно. И тут обстрел автовокзала Луганска, я помню выбежали из ТЦ с мамой и детьми (муж на работе был), осколки несколько штук упали перед входом. В голове каша, мысли какие-то странные - почему я не обула удобные босоножки, в них же лучше бегать. Забежали в подъезд ближайшего дома. Там человек пятнадцать. Снова летит, все сидят. не знали мы тогда, что это очень слабое прикрытие. Никто нас этому не учил. В эти дни начался обстел автовокзала и близкорасположенной промзоны. 11 июля - день рождение второго сына, обстрелы, люди в форме с автоматами бегают по кварталу - перестрелки, лежим на полу. Родители с нами, пришли с утра внуков поздравить... Обстрелы продолжаются вокруг города, по городу бегают люди с оружием - местные перестрелки, разборки, передел власти. Но свет и вода еще есть, банкоматы работают, банки на издыхании выдают оставшуюся наличность мелочью в мешочках, за нею очереди как в мавзолей. Самолеты летают над Луганском, воздушная тревога. Помню я снимаю последние деньги в банкомате, а над нами самолет кружит и сирена воет. Город, хоть и опустел слегка, но еще все работает. Мы ходим на работу. Давно "летит" уже не только на автовокзал. 18 июля - надо вывезти детей из города, хотя бы в область, дошло-таки... Собрали некоторые вещи, загрузили в машину, решено к родственникам мужа в Артемовск. Выезжать, на Юбилейный, а там все в дыму. Идет бой, ополченцы остановили, около виска крутят. Мол, куда вы?! Объезжайте, через Георгиевку. Мы туда...а там...вереница из сотен автомобилей. Идет бой, между Роскошным и кварталом Мирный, танки, взрывы, дым. Есть время выскочить, только когда перезаряжают орудия, но гарантии сохранности жизни никто не дает. Многие разворачиваются, уезжают обратно в город. Впереди ад. Мы ждем, истеричный комок в горле, но молчим с мужем, т.к. на заднем сидении два мальчугана с громадными перепуганными глазами. Приближаемся к посту ополчения, от которого они дают команду ехать. Подходит солдат, увидел регистратор (мы его вообще не заметили, забыли снять с крепления, не до этого было), регистратор забирают, вынимают карту памяти и выбрасывают. как я не уговаривала, что сейчас все сотрем, он выключен был и т.д. и т.п.не поверили. Дальше инструкция ополченца с биноклем - как махну рукой, газуешь, набираешь скорость и выжимаешь из машины, что можешь, жена и дети руками головы обхватить и вниз от окон. Если попадут снарядом - смерть, если осколки - продолжаешь двигаться, может кто-то останется жив. Ямы мелкие не объезжать, машиной не вилять. Тебе нужно преодолеть расстояние примерно 2-3 км до следующего поста.
Я пришла в ужас от этого текста, глядя на разрывы снарядов впереди. Но...взмах рукой...Муж выжал из нашей старушенции девятки 150 к/ч, это длилось пару минут по разбитой дороге, мимо в окне (я все-таки не стала наклоняться, да и с моим ростом в девятке это сложно сделать) как в замедленной съемке, на небольшом расстоянии разворачивались танки...Выехали...а дальше, как будто и нет ничего - война не дошла еще сюда. Приехали в Артемовск - родственники уехали к другим родственникам в Москву, оставили нам дом. В котором два месяца прожили моя мама и дети, а сами мы вернулись в город, на работу (нас обязали ходить на работу несмотря ни на что). Потом Луганск взяли в кольцо, отключили свет, воду, ужесточились обстрелы, кроме внутригородских разборок за передел власти. Осталась только "дорога жизни", как я ее назвала - дизель-поезд до Алчевска ( он ехал и дальше, насколько позволяли военные действия). Хотя украинские военные то и дело захватывали населенные пункты по пути этого дизеля, то их снова отбивали ополченцы. Было такое: украинские захистныки заставили, под дулом автомата, выйти всех ехавших в дизеле - женщин детей, пожилых людей, и идти несколько км пешком по рельсам. Снова дизель пустили, когда ополченцы заняли Родаково. Алчевск остался в моей памяти странным городом во время этих событий - работали магазины, можно было расплатиться картой. Цены были вполне умеренными. Из Алчевска уезжали автобусы в украину и Россию. Город, слава Богу, обогнула война. Даже тот случай с якобы артобстрелом Алчевска - в тот день не летел самолет - я это точно знаю, как раз приезжала к детям, и за продуктами - меня соседи просили купить, ведь в Луганске, все было очень дорого. Странный город Алчевск, со своими князьками, со своими законами, но это было тогда пристанище. Хотя и там, кому война, а кому мать родная. Мы ездили на выходные в Артемовск, в рабочие дни были в Луганске, помогая на предприятии и дома, по возможности. Из молодых в нашем подъезде остались только мы, остальные 65+. 31 июля - еще каким-то чудом прорывается мобильная связь, приходит смс от тети моего мужа-она хочет уехать в Москву к родным, но добраться до автобуса в Алчевске из Артемовска рано утром можно только машиной. Мы посмотрели на часы и понимаем, что успеваем пешком на жд вокзал, на вечерний дизель в Алчевск. Быстро собираемся и идем. Идем это, конечно, громко сказано, скорее бежим, т.к. город обстреливался постоянно .Успели на дизель, выехали из города, хотя кругом бои, как будто смотришь через окно дизель-поезда фильм про войну, вокруг танки ездят, взрывы, пыль, дым, смерть, дизель-поезд, то и дело останавливается, снаряды рядом в путях. Может сдетонировать от вибрации дизеля. 2 августа. В Артемовске есть свет, смотрю российские новости, слезы, опять обстрел Луганска, показывают разрушения. Какой-то дом знакомый...где же это?...память лихорадочно перебирает картинки-слайды с видами города...снова этот двор...где же это? этот дом...пятиэтажка...сколько стекол...И тут я стала практически задыхаться, понимая, что это наш дом, наш двор, был обстрел накануне, несколько попаданий в детский сад напротив и рядом а детскую площадку. Я буквально хотела идти пешком в Луганск, истерика, слезы, дизель только утром - больше никак не добраться - город в кольце. Доехали-добрались. Весь квартал в ветках, провода висят, горы стекол, люди потерянные бродят, собирают. В каких-то домах есть убитые, кто-то умер после от приступа, в каком-то доме пожар начался. Наш дом...пятиэтажка зияла дырами вылетевших окон и подъездных рам со стеклами, ковер из веток и те же серпантины из кабелей, как и везде. Мои окна...большое окно балконной рамы - дыра, зеленых стекол обшивки балкона тоже нет, вижу кирпичи валяются на балконе, цветок громадный на окне стоял - тоже не вижу. Соседей не видно. В подъезде горы стекла. Дверь открывала - в замок не могла попасть-руки дрожали, муж забрал ключ, открыл. Зашли...Все тихо...и цело, кроме окна, часы упали...11.05 время. Осколок ударился в кирпичную кладку под окном балкона, распалась стена, окно вылетело, цветок спас комнату, приняв - герой!- на себя все сабли стекла пластикового окна (и кто знал, что они лопаются именно так - какими-то полосами). Штора изрезана. Подоконник выехал. Сила какая была. НО! Какая-то случайность, что мы тогда ушли из дома, внезапно, встали и ушли на вокзал. Бабушки-соседки услышали, что мы приехали, пришли. Взялись мы за дело. не всем соседям повезло, как нам, отделаться минимальными разрушениями. Выше этажи пострадали от осколков сильнее. Но все живы! Кто тогда был в доме, порезались, ударились, но живы!!! На втором ведре стекла, я порезалась, сильно. Ревела, размазывая сопли, слезы и кровь по лицу. С одним вопросом - за что?! И молитвой - Спасибо, что живы! На одиннадцатом ведре со стеклами, которое я тащила на мусорник, бросила считать. В Алчевске заранее купили целлофан, рамы очистили от стекол, все собрали-подмели, муж с соседом-пенсионером затянули пленкой рамы, ставили, стало пригодно для жизни, бабушки повеселели. Дни тянулись в страхе, ожидании и неопределенности. И здесь нам показалось, что обстрелы уменьшаются, что за дурь в голову взбрела, сами тогда не поняли. Дети скучали и плакали, просились домой, и мы их привезли 14 августа, на том же дизеле, на котором сами ездили, а в этот момент обстрелы усилились. На всю жизнь я запомню, как под обстрелами пыталась дойти до другого конца города, до жд вокзала, чтобы выехать, с сумкой 20 кг за плечами (долго потом кровавые полосы держались от натертостей) и в руках руки моих детей, которым тогда было 5 и 8 лет. Где муж был? Устранял последствия обстрелов на предприятии. Связаться вообще не было возможности. Этот путь я запомнила на всю жизнь. Бог миловал - живы мы остались. Корила себя за такую глупость, вернуть детей в город, вернулись они уже окончательно, когда свет дали и школы начали работать. Начало сентября, мой день рождения в чужом доме, стараемся радоваться, все в ожидании перемирия. Помню этот день. 10 сентября. Солнечный такой. Я шла по ул. Коцюбинского. Многие вышли на улицы из организаций, радовались, улыбались прохожим, жали руки друг другу. Ночью плохо спалось, как и все эти месяцы, отдаленно были слышны взрывы, где-то все равно гибли люди...война продолжалась. Продолжение следует...

novel

novel

×